img

14 июня 2015

Сложно ли в Минске соблюдать правила остановки и стоянки?

“Будете понятой, – тоном, исключающим отказ, начал знакомство с редактором AUTO.TUT.BY инспектор ГАИ Московского района столицы Юрий Сидор, удостоверившись, что эвакуатор – трактор с железным “хвостом” – платформой для частичной погрузки автомобиля прибыл по вызову. – Клиент на травке, будем эвакуировать”.
Просторной асфальтированной площадки, соединяющей два пешеходных тротуара, что у пр. Газеты “Звезда”, хватило бы на десяток машин, но неброская Toyota по причинам, понятным только его владельцу, стала передними колесами на траву.
 


“Сразу два нарушения, – прокомментировал Сидор, внося данные в протокол. – Стоянка на тротуаре запрещена, а он еще и на траву наехал. Одна базовая за парковку плюс от 10 до 50 БВ за газон. Подъезжай грузить!”

Последние слова были адресованы мужчине в резиновых сланцах – водителю эвакуатора, увлеченно фотографирующего Toyota не то на крохотный фотоаппарат-мыльницу последнего поколения, не то на мобильник.
“Перед эвакуацией в присутствии двух понятых составляется акт, – выписывая что-то на листе бумаги, продолжал объяснять Сидор. – Куда вносятся видимые повреждения транспортного средства – по кузову, лобовым стеклам, фарам, фонарям. Это чтобы у владельцев эвакуированного транспорта не возникало соблазна списать старую царапину или расшатанную подвеску на службу, эвакуировавшую автомобиль. Думаете, водитель эвакуатора из любопытства снимает? Это он страхуется на случай обвинения его в повреждении автомобиля. Нарушитель ему претензию, а он – фото- или даже видеозапись, подтверждающую, что состояние транспортного средства было таким еще до эвакуации”.
По словам инспектора, иногда сотрудников компании по эвакуации пытаются обвинить в порче транспортного средства по злому умыслу, иногда – по ошибке. Случается, во время неудачного маневра на внутридворовой территории машину царапает анонимный горе-водитель, успевающий скрыться с места происшествия. Царапина остается – и вполне может быть списана владельцем машины на водителя эвакуатора, забравшего его транспортное средство. Заметив деформированный, ободранный бампер, мужчина в сланцах удвоил усилия. Даже в салон заглянул.
Последнее действие объяснялось практичностью – на эвакуаторе с частичной погрузкой нельзя транспортировать автомобиль, поставленный на передачу – только на ручник, иначе не избежать повреждений коробки передач или троса ручника. Но о том, что предусмотрительному водителю Toyota повезло и на этом тракторе машину не заберут, стало понятно только когда ее зацепили за задние колеса и осторожно попробовали тронуться – автомобиль стоял на передаче.

“Придется вызывать эвакуатор с полной погрузкой или установить нарушителя по номеру транспортного средства, вызвать по повестке и разобраться на месте. А может, и сам сейчас выйдет, выглянув из окна”, – комментирует ситуацию инспектор Сидор.
В двух последних случаях нарушителю не придется платить за услуги эвакуатора, к слову, не имеющего к ГАИ никакого отношения. Инспектор Сидор несколько раз обращал внимание, что “соответствующее постановление Мингорисполкома позволило привлекать для эвакуации сторонние организации, устанавливающие свой ценник”. Транспортировка машины – не важно, с полной или частичной погрузкой – на ближайшую штрафстоянку обойдется владельцу в 400 тысяч рублей. Услуги трактора ГАИ дешевле – 35 тысяч рублей. Но, учитывая, что в Минске их всего три, эвакуацию, выполненную ими, можно считать настоящим везением. В нашем случае, к примеру, у водителя трактора ГАИ был выходной, поэтому инспектор Сидор вызвал эвакуатор коммерческой компании.
“Штраф за неправильную стоянку – одна базовая величина, 400 тысяч за эвакуацию, 65 тысяч – день хранения, в итоге 665 тысяч, – приводит несложную арифметику инспектор Сидор. – Нас потому и не любят, что дорого. Но ведь у водителя всегда есть выбор – поставить автомобиль в разрешенное место. Я, к примеру, готов пройти до дома с километр от места парковки личного автомобиля, лишь бы не нарушить ПДД”.

Речь о соблюдении ПДД несколькими минутами позже инспектор повторил женщине, подошедшей к серебристому Dodge, припаркованному рядом с Toyota. “Это не парковка, – терпеливо объяснял инспектор Сидор. – А отдельное сооружение между двумя тротуарами, по которому ходят люди, это все – тротуар. Поэтому ваш муж нарушил сразу два пункта правил, запрещающих парковку на тротуаре (штраф – одна базовая величина) и движение по тротуарам (штраф – от 1 до 5 базовых величин по первому разу)”.
Появление водителя Dodge Виктора вызвало заметное оживление инспектора: “Здравствуйте вам еще раз!” Оказывается, у ГАИ уже возникали претензии к владельцу минивена с тонированными стеклами. Как видно, поэтому в глазах нарушителя было куда больше философского смирения, чем испуга или попытки уговорить не наказывать. Общение с инспектором Виктор начал с вопроса, где ставить автомобиль.
По словам местного жителя, вечером “еще и не так становятся, а осенью, когда вернутся студенты, вообще будет не пробиться, люди ставят машину на траву, во двор зайти вообще невозможно”. Увещевания найти место на платной стоянке были явно не по адресу – Виктор “несколько раз искал место, пока не махнул рукой – три ближайшие стоянки заняты, а час добираться до дома я не хочу. Поэтому завтра, если не будет мест, опять сюда поставлю машину. А что делать? Машину домой я не заберу. Куда ее еще ставить?”.

Посоветовав “обращаться в районную администрацию, занятую обустройством дополнительных парковочных мест и писать коллективные письма”, инспектор Сидор вошел в положение владельца Dodge, ограничившись предупреждением и просьбой переставить автомобиль. Несколькими минутами позже, когда Dodge занял место на первой полосе пр. Газеты “Звезда”, сотрудник ГАИ философски заметил:
“Такие места нужно постоянно держать на контроле – сегодня уберешь, а завтра он опять правила нарушает. Десятая часть привлеченных – повторники. И они будут, пока не сделают парковки в спальных районах. Количество автотранспорта увеличивается, проблему надо решать. А работа затягивается из-за хитрецов, что ставят автомобили на передачу – думают, ничего с их машиной не сделаем. Как будто нельзя установить владельца по номеру или вызвать автомобиль с полной погрузкой. Единственное, что номер обычно пробиваем, когда приезжаем по заявлению местного жителя, жалующегося на кое-как стоящие автомобили, а это около 10% от всех случаев”.
В том, что без работы он не останется, Сидор не сомневался – стоило только оглядеться вокруг, как становились понятно: мир не без нарушителей. В среднем за месяц только в Московском районе эвакуируют около 700 машин и количество их не уменьшается.